Стихи о любви. Романтические стихи и любовная поэзия. Любовные стихи.


Имя автора:  
Пароль:

Зарегистрироваться


Архив произведений
Архив произведений Архив произведений


На главную страницу На главную страницу



Поиск:

Фёдор

Семь лет прошло, как не стало Аннушки. Доченьки, кровинушки ненаглядной. Семь лет одна и та же мысль не давала Фёдору покоя: почему она, его любимица, его умница и красавица, оказалась в тот момент в кабине проклятого автомобиля! Почему все остались живы, а она нет?!
И Сашка Сахно жив остался! А ведь это он сидел за рулём той злосчастной «девятки»! Первые дни после похорон Аннушки, с перевязанной рукой и синяком под глазом, он старался избегать встречи с Фёдором. Едва завидев его на улице, сразу поворачивал назад или нырял в первый попавшийся переулок. За семь лет ни разу не встретились. Он и на кладбище был как бы издалека: стоял на пригорке у ограды и, прищурившись, смотрел, как билась в рыданиях Полина, жена Фёдора, как сам он, Фёдор, с помутневшими от нестерпимой боли глазами, беспомощно смотрел по сторонам, встречая сочуствующие взгляды.
Верка и Стешка, подружки доченьки, тоже выжили. Минула беда их родителей, не придавила своей костлявой рукой смерть-разлучница! Что значат супротив жизни поцарапанные бока да побитые коленки?!
Именно его дочери достался весь удар в той страшной аварии. Долго разбирались потом, как так случилось, что на ровной трассе в отличную сухую погоду, несчастная «девятка» врезалась в одиноко стоявшее в стороне от бровки дерево? Все пострадавшие кричали о «подрезавшем» их из-за поворота автомобиле, который, не останавливаясь, быстро удалился с места трагедии. Да только какое это имело значение, если Аннушки, его единственной дочери, уже не было на этом свете!
Именно в тот день, придя с Полиной с кладбища, Фёдор понял, что он тоже умер. Проводив из-за стола «поминальщиков», пожав руку своему другу Василию Сахно, Сашкиному отцу, он плотно закрыл дверь и вернулся в избу.Полина, закутавшись в шаль, прилегла на кровать, поджав под себя ноги.
- Вот и всё, мать! – негромко сказа Фёдор. Налив стакан водки, одним залпом опрокинул содержимое в себя. Не почувствовав вкуса, налил ещё один.
А через неделю Полина слегла совсем. Она часами лежала на кровати, глядя в потолок, и молчала.
- Ты хоть поплачь, Поль! – говорил Фёдор жене, но та, ничего не слыша, лежала с окаменевшим лицом, и только мелко-мелко дрожали уголки губ.
Местный фельдшер выписал направление в больницу, откуда Полину, обследовав, перевели в психиатрическое отделение. По выходным Фёдор с Сахно привозил супругу домой, и та все два дня неприкаянно ходила по тихому дому, подолгу останавливаясь у окна. Вечером каждое воскресенье снова подъезжал Василий на своём «уазике». Они усаживали Полину в машину, и Сахно увозил её в город.
За все семь лет ни разу не напомнил Фёдор другу о его сыне Сашке. И Василий молчал, понимая, что всё призошедшее уже изменить нельзя.
А Фёдор равнодушно ходил на работу. Перестав общаться со всеми, он не чувствовал одиночества, не тревожилась душа от невысказанных обид и недостаточного внимания. Её, когда-то весёлой и широкой души, уже не было. Вечерами, выходя на крыльцо, Фёдор видел своё запущенное хозяйство. Давно уже в курятнике не кудахтали куры. Несколько лет назад свёл на скотобойню дойную корову, которой когда-то завидовали все сельчане. А недавно сбежал и Вулкан, отличный пёс, вобравший в себя гены овчарки и какой-то бродячей бойцовской собаки.
Постояв во дворе, Фёдор возвращался в дом, зажигал единственную люстру, висевшую над столом. Налив в стакан водки, он грустно вздыхал от безысходности. Выпивал и долго смотрел на единственный портрет Аннушки, прислонённый к вазе, в которой давно засохли однажды собранные цветы. Они осыпались на стол, и Фёдор стряхивал их ладонью прямо на давно не крашенный пол.
Так и жил он в этом мёртвом доме, жил размеренной жизнью, в которой не было ни радости, ни достатка.
На прошлой неделе врач посоветовал отправить Полину в Москву. В область приезжал какой-то знаменитый психиатр, который, осмотрев Полину, уверенно сказал, что её можно вылечить. Только для этого нужны деньги. Услышав, о какой сумме идёт речь, Фёдор только усмехнулся: откуда?
Вот и сейчас, сидя за столом, он уныло тыкал вилкой в расползшиеся пельмени, и горестно вздыхал. А надо ли это Полине? И ему, Фёдору, надо ли?
Он обернулся на внезапно возникший позади шум.
Из дверного проёма, ведущего в сени, через закрытую дверь выплывало белое пятно. Похожее на сгусток тумана, оно становилось всё плотнее и плотнее. Вот пятно прошло через дверь, вот оно полыло по комнате и остановилось в двух шагах от Фёдора. « Что за чудо такое?» - равнодушно подумал он и осёкся.
- Доченька… - прошептали его губы, когда Фёдор увидел, как пятно стало материлизоваться, и он увидел контуры женской фигуры, в которой явно угадывались черты его Аннушки.
- Здравствуй, папочка! – привидение подплыло поближе, и Фёдор почувствовал слабое дуновение ветерка.
«Допился!» - промелькнуло в сознании.
- Сашу не обижай, не виноват он… - слабый голос как бы издалека проникал в душу.
- Да я…. Как же так….- Фёдор не мог подобрать слова.
- Папочка, найди в шкафу мои фотографии! – привидение поплыло возле стола и оста...
Текст превышает допустимый размер, нажмите сюда, чтобы просмотреть текст целиком


Сертификат публикации: № 1300-311231318-19274

Text Copyright © Константин Еланцев
Copyright © 2018 Романтическая Коллекция

12 Марта 2018

Прочитано:
Авторами: 5
Гостями: 1932


Поделиться с друзьями:
   

Фёдор Five stars 5 из 5